• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: чай из роз (список заголовков)
05:34 

Я просто хочу сказать: это текст о лучших людях в моей жизни.

"Если никогда не пойдешь в лес, с тобой никогда ничего не случится и твоя жизнь не начнется".


Название: Про страшный лес
Автор: чайная роза
Предупреждение: Любые совпадения с реальными людьми не случайны :heart:
Текст толком не вычитан.

три тысячи и шестьсот слов вместо пяти букв

@темы: чай из роз, тексты, пожалуйста, не плачь

03:07 

Название: Поцелуи
Автор: чайная роза
Бета: Алекс Кфир :heart:
Фэндом: X-men ай гесс
Персонажи: Эрик Леншерр/Чарльз Ксавьер
Рейтинг: PG-13 чтоооо
Жанры: романс, флафф
Размер: мини, ~2100
Статус: закончен
Предупреждения: AU, школа, Эрик - преподаватель, Чарльз - ученик. Кроме того, AU достаточно специфическое и написано одному конкретному человеку, который в курсе всех особенностей, так что есть вероятность, что что-то будет не очень понятно (мне жаль (не очень) )
Саммари: Поцелуи, которые ожогами остаются на коже, знаменуют начало или завершение этапа, не дают спать по ночам и тревожат впечатлительное подростковое воображение. Рука, лоб, губы, шея.
Чем выше любовь, тем ниже поцелуи
От автора: Лучшему человеку на свете, Дану.

oh, i love u so

@темы: чай из роз, тексты, из-за этого ты не спишь

22:57 

Название: 2-1-4-7-8-2
Автор: чайная роза
Бета: нет
Фэндом: X-men: First class
Персонажи: Эрик Леншерр/Чарльз Ксавьер
Рейтинг: NC-17
Жанры: романс, флафф
Размер: мини, ~3000 слов
Статус: закончен
Примечания: В день рождения Джека.
Саммари: ну там циферки на руке кек


примите ваше лекарство, мистер Леншерр

@темы: чай из роз, тексты, из-за этого ты не спишь

02:38 

Close to you

Джек не любит Нью-Йорк, не любит Таймс-сквер, ему все равно какие новости в свежем Нью-Йорк Таймс; его тошнит от воскресных выпусков газет и соленых крендельков. Джек говорит на английском с акцентом и копит деньги на собственный дом с красной крышей и белоснежными стенами. До этого дома ему осталось всего пара тысяч шагов – пересечь площадь, свернуть на Бродвей, и он уже готов вдохнуть запах свежей краски. Он делает тысяча тридцать седьмой шаг и останавливается.

- Вам помочь, мисс?

На пересечении Седьмой авеню и Бродвея Джек встретил Дороти: у Дороти голубое платье и туфельки с ремешком. Дороти останавливается прямо посреди улице и прижимает узкие ладони к земле, как будто пытаясь услышать нападение вражеской армии.

- Как вас зовут, мисс?

- Дороти.

У Дороти глаза цвета неба, а губы цвета любви, она улыбается, и Джек ждет, что через асфальт пробьются цветы. В ближайший час он узнает, что Дороти обожает Нью-Йорк, мечтает, - как банально, - петь на Бродвее и продает соленые крендельки с восьми до восьми. Джек узнает, что она родилась в Алабаме, что жемчуг на ее запястье – фальшивый, что она любит шоколад и родную сестру, которая осталась далеко. Дороти болтает без умолку, а Джек внезапно узнает, что на тысяча тридцать седьмом шаге к своей мечте от встретился с преградой, которую не хочет преодолевать.

- Что ты делала там, на земле? – Джек прислоняется бедрами к перилам и смотрит на Дороти с мягким прищуром – от работы на фабрике у него испортилось зрение, и к двадцати восьми у глаз начали собираться маленькие лучики морщин.

- Просто слушала музыку.

Джек выходит победителем в номинации по ироничному вскидывании брови, но Дороти не выглядит уязвленной. Она поводит тонким плечом и цепляет пальцами браслет, когда она уходит далеко вперед, ее голубое платье сливается с цветом неба, и Джеку кажется, что она вот-вот превратится в птицу и исчезнет, поэтому он догоняет ее и берет за руку. Он хочет быть нежным (как будто первый раз брать на руки ребенка): его большой палец проходится по ее тонкому запястью, касается пальцами слишком идеально ровных для настоящего жемчуга бусин, - и он клянется, о, он клянется, что однажды купит ей самый красивый жемчуг на свете. Он спрашивает: «Прогуляешься со мной этой ночью?», и она говорит: «Да», и ее губы слегка приоткрываются и растягиваются в улыбке, и Джек влюблен в то, как она говорит это «да», как она улыбается и как заправляет прядь огненных волос за ухо.

- Ты должен идти за мной, хорошо?

Джек не из тех парней, которые слушаются своих девчонок: он курит крепкие сигареты и сплевывает себе под ноги, он вытирает кровь и сажу с рук о брюки, он засовывает пальцы в карманы брюк и щурится, становясь похож на ковбоя с постера. Джек не из тех парней, которые умеют говорить о любви или касаться так нежно, что время плавится, но ему хочется быть мягким здесь и сейчас, поэтому Джек слушается – и идет туда, куда хочет идти Дороти.

Они проводят ночь под звездами, и если бы Джек знал, он бы сказал, что это идеальная романтическая ночь, но он не знает, так что он просто отдает Дороти свою куртку, и легонько щелкает ее пальцем по вздернутому носу, когда она высовывает его из-под воротника. Джек не знает наверняка, но ему кажется, что когда Дороти так заливисто смеется на небе зажигаются новые звезды, просыпаются вселенные, стряхивает с себя сияющую пыль Млечный путь и ускоряют движение спутники. Когда Дороти кладет голову на плечо Джеку и позволяет провести грубыми пальцами по своей шее, Джек не знает наверняка, но ему кажется, что счастье пахнет ее духами.

*

Они проводят вместе четыре месяца, за которые пятнадцать раз могли бы поубивать друг друга, если бы не были так влюблены. Пятнадцать раз Джек сжимал ладонь Дороти так сильно, что мог сломать; пятнадцать раз Дороти плакала и шептала, захлебываясь вздохом и мечтая умереть именно в эту секунду, потому что хуже уже не будет; пятнадцать раз и еще тысячу миллионов они говорили друг другу: «я люблю тебя» и шли дальше. Джек обещает Дороти, что у них будет все, о чем она когда-либо могла мечтать, а Дороти три раза стучит каблуками об асфальт и смеется: «Конечно будет, только найдем Гудвина в конце дороги из желтого кирпича». Жизнь Джека – дорога из обычных кирпичей, просто Дороти идет рядом и с подола ее платья падает желтая пыльца счастья – дороже любого золота.

Они проводят вместе четыре месяца, а зимой начинается призыв, и Джек меняет широкие бежевые брюки на форму. Последнее, что помнит Джек: с неба падает снег и остается украшением на волосах и ресницах Дороти, хрупкие снежинки таят в ее слезах, а он от только и твердит ей о том, что бы она вернулась домой, иначе замерзнет. Он повторяет ей снова и снова, что любит ее, он гладит ее замерзшие плечи и умоляет хотя бы накинуть куртку. Она говорит ему, не ожидая ответа, срывается на крик и на шепот, всхлипывает и вскидывает голову – она обещает быть сильной.

Джек не знает о том, что Дороти бежит за машиной так долго, пока у ее красивых туфелек с ремешком не ломается каблук. Джек не знает, что потом она еще долго сидит на холодной земле Нью-Йорка в своем милом голубом платье и больше не слышит музыки. Джек не знает, что сколько бы она теперь не стучала каблуками по земле – она никогда не сможет вернуться домой, потому что ее дом остался в его руках.

*

Они встречаются через пять лет, а письма перестают получать через два года, так случается: война рушит все. Джек находит свою Дороти на сцене; находит ее точно такую же, как и оставил: в голубом платье, с ясными глазами и мягкой улыбкой. Дороти садится на край сцены и свешивает ноги. За пять лет Джек постарел на все двадцать: когда он обнимает ее и с шумным вздохом утыкается в плечо, Дороти считает на его виске седые волосы.

Джек узнает, что у Дороти своя квартира и хорошая работа, у Дороти поклонники и о ней пишут в Нью-Йорк Таймс, она - как банально - поет на Бродвее, но ничто из этого не делает ее счастливой. Джек узнает, что она считала его погибшим, а еще, что жемчуг на ее запястье – настоящий. Дороти говорит тихо и постоянно плачет, но Джек все равно узнает, что она по-прежнему его любит.

У Джека нет указательного пальца на левой руке, но его объятия остались такими же крепкими, как были. На самом деле, у Джека не осталось ничего, кроме этих объятий, но он все равно спрашивает: «Прогуляешься со мной этой ночью?», и Дороти смахивает слезу с щеки и говорит: «Да», и ее губы мягко приоткрываются и растягиваются в улыбке.


@темы: тексты, о, чай из роз

19:59 

witch house

Эмили отравлена.

Она чувствует, как яд расползается по ее телу: шорохом чужой юбки, вздохом, мягким взглядом. Она чувствует, как тело отказывает ей: рука тянется к руке, к коленке, к волосам - коснуться, коснуться, коснуться. Она чувствует, как разум отказывает ей: сны сменяются воспоминаниями, реальность подменяется мечтами.

Эмили отравлена.

Джейн стоит у окна и курит, прислонившись плечом к стене. Эмили смотрит на нее исподлобья, перебирает диски нервными пальцами и тихо шепчет: «У тебя отличные пластинки, я возьму эту послушать?», Эмили хочет бросить монетку в море глаз Джейн, чтобы обязательно вернуться. Ведь если быть честным, у Эмили даже нет проигрывателя.

Эмили отравлена.

Джейн держит бокал пальцами крепко. Она пьяна, она устала, она запуталась, ей скучно. Эмили кусает пальцы. Она взволнована, она встревожена, она влюблена. И Джейн рассказывает ей что-то, пьяно смеется и кладет голову Эмили на колени. И ее короткие волосы растрепались, а помада смазалась – Эмили проводит пальцами по ее губам, пачкает подушечки в алой краске. Эмили шепчет: «Все будет хорошо» и глотает: «только будь со мной», а Джейн кивает и улыбается. Кивает и улыбается. Такими улыбками должны незаконно торговать в ночных клубах.

Эмили отравлена.

Джейн обнимает свои колени, у нее на чулках тонкая стрелка от голени до колена, и сквозь тонкий капрон видно светлую кожу. Эмили гладит узкую лодыжку и слушает. «Это бессмысленно», - говорит Джейн, - «Это бессмысленно и любви не существует». И Эмили вздыхает. Как ты права, моя девочка. Как ты права, моя нежная девочка, любви не существует, ты всю ее украла и оставила в себе. А потом ты отравила меня, и теперь у нас на двоих одна тайна и одна любовь.

Эмили отравлена.

Когда Джейн первый раз целует Эмили, им обеим кажется, что в мире не существует ничего больше. В клубе шумно и играет какая-то невообразимая синтетическая музыка, а Эмили пытается шептать что-то Джейн на ухо, про драконов и космос, про вчерашнюю победу и сегодняшнее поражение. А Джейн наклоняется и целует ее. И это, конечно, не любовь, а музыка, приглушенный свет, зеленые огни на стенах, дым и алкоголь. Алкоголь – это яд.

И Эмили отравлена.

Эмили все выдумала. Каждую встречу, каждое слово, каждый взгляд, каждый шорох юбки.

Эмили все выдумала.

Эмили

все

выдумала.

Не было Джейн. И любви тоже н е б ы л о.


@темы: тексты, чай из роз

13:55 

Когда ты откровенна со мной - я беру твою боль на себя. Я беру твою боль на руки, я качаю ее и утешаю, я хочу, чтобы она перестала болеть, чтобы она исчезла. Мне страшно за тебя, когда ты говоришь, что в твоей жизни когда-то что-то пошло не так.
Хочешь, я заварю тебе чай?
Хочешь, я расскажу тебе сказку?
Хочешь, я буду три часа напролет гладить тебя по голове?
Хочешь, я возьму твой телефон и позвоню твоему психологу?
Пожалуйста, скажи мне, что нужно делать, ведь когда тебе плохо, у меня остается только два слова: "спасибо" и "люблю", в которые я вкладываю всю нежность и заботу, накопленную за тысячелетия человеческого сострадания.
Спасибо, что была откровенна.
Я люблю тебя.


Каждый раз, оставаясь наедине с чужой болью, я понимаю, что не умею утешать людей. У меня нет нужных слов, нет нужного голоса, нет нужных пальцев, я вся - не для утешения. Я могу только слушать и говорить "спасибо".
Спасибо, что ты есть.
Я люблю тебя.


@темы: чай из роз, учиться чувствовать, пожалуйста, не плачь

00:53 

О идеальной жизни.

Анна – это девушка, которая живет будущим. Не тем будущим, в котором летающие машины, роботы и лифт на Луну, а тем будущим, которое начинается с любого понедельника, зовется «Новая Жизнь», и в котором все будет гораздо лучше.

Анна сейчас – это сломанный ноготь, убежавшее из турки кофе, небрежная укладка, потерянные ключи, брошенная книга и недописанная статья; Анна в будущем – это идеальная улыбка, сотни новых книг, десятки приятных знакомств, тренажерный зал по понедельникам, четвергам и субботам, легкое пробуждение в семь ноль-ноль, путешествия в другие страны и курсы изучения иностранного языка.

Анна становится мастером в построении планов и схем. Она высчитывает дни и месяцы, чтобы подогнать их под один единственный идеальный понедельник, когда вдруг начнется новая жизнь. Анна мечтательно вздыхает и осторожно подготавливает себя к этому волшебному событию. Она покупает красивые ежедневники, куда будет записывать количество съеденных и потраченных калорий, где красивым почерком будет выводить планы на день и на неделю, быстро записывать номер нового приятного знакомого, и которые станут обязательным атрибутом ее новой жизни. Каждый новый понедельник Анна открывает красивый ежедневник (с видами Франции, с Биг-Беном, с красивой девушкой, стилизованный под газету, с цветами, с узорами – каждый раз новый) и честно делает первый шаг в новую жизнь.

Когда первый шаг неловко обрывается во вторник, Анна неуверенно откладывает ежедневник в стопочку к остальным и старается никогда туда не заглядывать, чтобы не увидеть жизнерадостную надпись: «Сегодня я начинаю новую жизнь…»

В один очень неидеальный четверг Анна собирает волосы в хвост, прежде чем выйти из дома, и делает последний глоток чая из кружки. Она насыпает кошке корм и проводит пальцами по ее шерстке, а потом звенит ключами, хлопает дверью, и кошка, сыто мурлыча, слышит, как стучат каблуки по ступенькам. Анна ловит свое отражение в витрине магазина и поджимает губы, она обещает себе, что с этого понедельника – точно, и неловко проводит рукой по волосам.

В неидеальное время 13:48, Анна оборачивается и замечает, как красиво луч света играет с разноцветным стеклом выставленных в ряд кружек. Анна бродит среди большого магазина всякой всячины для дома и робко наблюдает, как мужчина в костюме придирчиво рассматривает фарфоровый чайник с красивыми яркими цветами; она улыбается, когда видит двух совсем молоденьких девочек, увлеченно обсуждающих то, как будет выглядеть их кухня и кидающих в корзину всякую мелочь – красивые ухватки, нож для пиццы, формы для кексов, корзинку для полотенец; она замирает, когда молодой еще мужчина, с залегшими на лбу морщинами, неуверенно рассматривает мешочки саше и выискивает какой-то особенный – свой – запах. Анна тенью ходит между рядом, подсматривая за чужой жизнью. Она осторожно берет с полки ароматическую свечку и подносит к лицу – сад с розами, дикая клюква, тропический дождь – ассоциации-запахи переносят ее туда, где она никогда не была и вряд ли побывает. «Возьмите вот этот, - советует ей пожилая дама с множеством маленьких складок вокруг рта и приятной улыбкой, - такой успокаивающий запах, я себе всегда беру.»

Анна выходит из магазина без покупок. Анна забывает, зачем она пришла туда.

В один неидеальный четверг Анна поняла, как идеальна жизнь.

 


@темы: чай из роз, тексты

06:34 

Каждый раз уезжая на море хочу написать завещание или хотя бы предсмертную записку из числа тех, в которых просят никого не винить и ни о чем не грустить. Каждый год я вру себе, что не скучаю, но перед рассветом последнего дня во мне просыпается та маленькая девочка, которая ложится спать пораньше, чтобы время прошло быстрее, но не может уснуть всю ночь. Может если бы в детстве мне сказали, что монетки действуют, я бы не бросала их горстями в воду.

Я еду к своему голубоглазому счастью, отвоевывать его внимание у дельфинов и визгливых чаек. Ему, конечно, будет все равно - оно привыкло к вниманию, но, возможно, оно расскажет мне пару историй со дна и зачитает вслух хотя бы одно письмо из бутылки.

@темы: чай из роз

03:34 

О восьмерке.

Моя любовь пахнет розами и чаем, моя любовь горчит, в нее нужно добавить сахара или меда, в нее нужно добавить света или хотя бы разложить ее на красивой посуде. Моя любовь эгоистична и себялюбива, она любуется в тебя, заглядывает в глаза так нежно, потому что ищет свое отражение. Моя любовь помнит каждую крошечную обиду, чтобы прощать ее не один, а тысячи раз.

Моя любовь сентиментальна. Она забирается с ногами в кресло на балконе, подпирает голову рукой и усаживает тебя у своих ног. «Смотри», - говорит она, - «я дарю тебе весь этот мир». Моя любовь сочиняет по ночам тебе песни на несуществующем струнном инструменте, моя любовь рисует твои лица на стенах, моя любовь стаскивает хламье к твоим ногам – «смотри, я дарю все это тебе». Моя любовь мечтает поселить тебя рядом в маленьком домике на краю света, куда доходят только бездомные собаки и безумные влюбленные.

Моя любовь боится шорохов и звуков. По ночам она прячется под одеяло и кусает край простыни. Она читает молитвы, в которых нет ни одного «спасибо», зато есть миллион «умоляю». Моей любви страшно оставаться одной, она хватает тебя за руки, скребет ногтями в твою дверь, смотрит в окна диким зверем. Моя любовь боится, что однажды ты не придешь ее навестить.

Моей любви не нужно никакая другая любовь взамен. Ей нужно, чтобы ты приходил к ней уставший, чтобы ты говорил: «пожалуйста, пожалей меня, покажи, что я нужен тебе». Моя любовь хочет, чтобы ты был нужен только ей. Моя любовь каждый день сражается с моей же ревностью, и каждый раз проигрывает. «Останься со мной, будь рядом всегда, никогда не отпускай мою руку» - если бы моя любовь могла, она бы посадила тебя под замок.

Как королю принадлежит река в его королевстве, так тебе принадлежит моя любовь. Она твоя, но это не значит, что ты можешь ей управлять. Это не значит даже, что я могу ей управлять. Ты можешь – ты должен – приходить к ней, гладить ее, читать ей стихи и рассказывать истории, смотреть на нее с обожанием и клясться в верности. Ты должен спрашивать: «Как мне жить без тебя?», чтобы каждый раз слышать: «Никак».

Разложи меня на вечности, положи каждую вечность в отдельную книгу и жди. В далеком будущем ты сможешь доставать эти вечности, пропахшие чужими историями, подносить их к лицу, чтобы даже через сотню лет чувствовать запах чая и роз.


@темы: тексты, чай из роз

цветущий сад

главная